Change background image

Цвет шрифта
Цвет фона
Фоновая картинка
Цвкт рамки
Тип шрифта
Размер шрифта
  1. Мама позвала на обед, и я на время оставив свои текущие дела, засобирался на встречу. Выглянув в окно, увидел яркое солнышко и ее … Золотую осень. «Эх, время летит» - подумал я, отчетливо вспомним несусветную жару, испепелявшую нас всего два месяца назад.

    Выйдя из подъезда, вдохнул теплый осенний воздух и затопал мимо золотистых берез и тополей. Красота. И хотя на месте свежеуложенных канализационных труб была еще свежая и утоптанная земля, которая постепенно превращавшаяся в грязь, все равно это никак не могло остановить шествие осени во всей ее величественной красоте и особенно в эти дни. Трепыхающиеся листики на березах как бы встречали и говорили – «Не зевай, время идет, а ты еще так мало сделал в своей жизни!», стайка кормящихся голубей деловито выклевывала среди пожелтевшей травы остатки семян и еще чего-то там, совершенно не обращая внимания на развалившегося неподалеку на солнышке местного кота. Он лениво посматривал на них, и в выражении его лоснящейся сытой морды угадывалось одно: «Да пошли вы…, надоели». Большая черная ворона, сидевшая на ветке березы в нескольких метрах от голубей, сердито и сочно каркнув, мощно взмахнула крыльями и улетела восвояси.

    Проходя мимо замершего в полете космонавта-фонтана, обратил внимание на маленького мальчика, который присев возле дорожки безуспешно пытался смастерить из найденных палочек что-то вроде навеса для своего небольшого грузовичка. Выходило у него это неловко, он хмурился, но упорно продолжал «строительство!»


    [​IMG]

    - «Ну что – никак?» - спросил я, присев возле автостроителя.
    - «Да, вот, эх …. сейчас ….» - мальчик пытался укрепить палочки, а они все разваливались и распадались.
    - «А ну давай попробуем вместе» - сказал я и взялся за его «строительный материал».


    Подобрав несколько одинаковых палочек, я достал нож и зачистил концы веток. Заметил восхищенный взгляд хлопца на выскочившее лезвие и улыбнулся. Меня самого всегда привлекало и привлекает холодное оружие, но после армии отношусь к любому виду оружия довольно серьезно. Всякого насмотрелся.

    «Так, теперь нужен длинный стебелек. Тебя как зовут?» - спросил я, осматривая траву возле дорожки.
    «Андрейка» - ответил мальчик и стал тоже искать подходящий стебель.


    Сорвав несколько штук, я показал ему какие надо и стал связывать концы двух палочек – крест-накрест. Андрейка нашел тоже несколько почти сухих длинных стебельков и принялся также связывать еще парочку строительных палочек. Довольно быстро у него почти получилось, и он протянул мне свои результаты труда.
    «Молодец» - похвалил я, а затем мы вместе принялись готовить площадку для будущей стоянки его грузовика. Место было расчищено совком, который тоже был привлечен к работам. Ну вот - площадка готова, связанные палочки воткнуты в землю – получился небольшой такой и не хитрый в своей конструкции «шалашик». Заведя туда транспорт, Андрей с удовлетворением, очищая совок от земли, посматривал на работу.

    «Ну что – теперь пойдет, Андрей?» - спросил я, улыбаясь в усы.
    «Ага, пойдет» - ответил мальчик и тут же спросил: «А куда ты идешь?»
    «К маме» - ответил я, и встав тоже осматривал наш «гаражик».
    «К маме?» - переспросил юный строитель.
    «Да, к маме, у меня тоже есть мама» - улыбался я наивному, но такому простому в своей сути вопросу ребенку. – «Ты ведь любишь свою маму? Вот и я люблю свою, и иду к ней в гости. Она уже старенькая, но она всегда для меня останется мамой! Поэтому ты всегда люби свою маму и будь мужчиной! Понял?» - нарочито строго сказал я и усмехнулся.


    Видимо мой ответ и «приказ» удовлетворил Андрейку и он кивнув, стал выкатывать свое авто из навеса на дорожку. Я прошелся еще немного рядом с мальчиком. По дороге он мне рассказал, что машинку ему подарила его мама, он очень доволен и часто играется с грузовичком возле дома. Вот только места где поиграть мало и ему приходится играть или прямо возле фонтана, где есть одна площадка, или где придется. Тут же вспомнилось, как в наше детство мы шли к стрельбищу, после учений, и тайком выковыривали в гипсовых блоках пистолетные пули, которые мы приравнивали к «золотым» и потом обменивали их на фантики, «оружие» и даже еду.

    «Ну что, Андрей, я пошел к своей маме?» - спросил я и подал будущему мужчине руку.
    «Да, иди» - бесхитростно ответил мальчик и пожал в ответ мою.


    Сжав маленькую ручку ребенка, я моргнул ему. Безусловно, наши дети должны жить лучше, чем мы, думал я, перескакивая через лужи грязи и воды и приближаясь к заброшенному детскому городку возле кинотеатра «Космос». Однако теплая ясная погода многое исправляла. Молоденькие мамы с колясками расположились на лавочках, пока их сорванцы гоняли на еще сухой, пожелтевшей траве. Трем женщинам какая-то девушка сосредоточенно читала рекламу-буклет: «Да вы что не знаете, да он …. да они …. Так что голосуйте за ….», а те, в ответ, одобрительно кивали и при этом рассматривали еще какие-то прокламации. Было заметно, что это им все так осточертело и сил у них хватало только на кивание.

    А я спешил к маме и все вспоминал Андрейку. Все не мог отделаться от мысли стать таким как он - маленьким, наивным и простым. Заниматься своим грузовичком и быть счастливым от этого. Ведь только на расстоянии времени, уже имея своих детей, часто ловишь себя на этом щемящем желании и понимаешь, что это невозможно, особенно четко ощущая «бег времени» по стуку волнующего сердца.
    Живи Андрейка! Живи долго и счастливо, пусть у тебя все будет хорошо!
    Svarog, Stroy, MrsSmith и ещё 1-му нравится это.