Change background image

Чистота по евростандарту

Опубликовал Призрак в Блог от Призрак. Просмотров: 1235

Средневековье... Романтичное, великое, кровавое, жестокое и насквозь обыденное время, воспетое поэтами, прозаиками и бардами. Время королей, рыцарей, прекрасных дам, благородных обычаев. Время вольных стрелков, феодальных войн, время смертей, эпидемий, голода, время темноты и религиозного мракобесия...
Мы с удовольствием смотрим с голубых экранов кинокартины о житии блистательных королей, гордых графов, надменных герцогов. Уже 30 лет в стране пользуется популярностью знаменитый фильм о трех храбрых мушкетерах (там, правда, XVII столетие на дворе, но нравы немногим изменились). Зачитываемя сагой Вальтера Скотта про доблестного рыцаря Айвенго, глотаем книги Мориса Дрюона про мрачную судьбу Проклятых королей... С замиранием сердца слушаем строки Высоцкого про "холодное прошлое", что "заговорит о походах, боях и победах..."
Если когда-нибудь технический прогресс дойдет до того уровня, чтобы и со страниц книг, и с голубых экранов передавать не только слуховую и зрительную, но еще и обонятельную информацию, то уверен, что число почитателей Средневековья да и более поздних времен, резко упадет. Если не исчезнет вообще. Потому, что зритель выскочит из зала, задыхаясь от невыносимой вони, читатель отбросит книгу, откашливаясь от смрада...

Дело в том, что воспетая трубадурами полулегендарная средневековая Европа смердела и воняла как батальон дохлых кошек. Население тогдашней Европы было настолько грязным, что современный бомж по сравнению с каким-нибудь блистательным сэром пятнадцатого века покажется образцом чистоплотности.
Уход за телом считался грехом. Священнослужители из лучших побуждений призывали паству ходить буквально в рванье и никогда не мыться, так как именно таким образом можно было достичь духовного очищения. В итоге люди не мылись годами или не знали воды вообще. Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения богу. На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли "божьими жемчужинами" и считали признаком святости. Такое отношение у монахов к чистоте тела пусть и в гротескной, но все же в правдоподобной форме описано у Марка Твена в его романе "Янки при дворе короля Артура" в том месте, где главный герой въезжает в Долину Святости.
Второе сословие в этом сомнительном соревновании не отставало. Королева Изабелла Кастильская (XV в) во время завершающей стадии Реконкисты - осады Гранады, последнего оплота мавров на Иберийском полуострове - дала обет не менять нательной рубашки, пока Гранада не будет взята. Военные действия продолжались пять месяцев и закончились в 1497 году победой объединенного к тому времени молодого Испанского королевства. Представьте теперь, каким духаном пёрло от сеньоры Изабеллы, неглупой и, надо сказать, довольно симпатичной женщины!!!
Но пахучая нательная рубашка Изабеллы - это еще цветочки. Русские дипломаты при дворе "короля-солнце" Людовика XIV с негодованием депешировали на родину, что его величество "смердит, аки зверь дикий, нет мочи повозле быть". Окружение короля дико таращилось на русских дикарей, которые - о ужас - мылись в бане и не по одному разу в год. Извращенцы какие-то... Сам же венценосец мылся всего два раза в жизни - и то по совету врачей, когда кожа буквально заросла грязью, а в волосах ходуном ходили вши и блохи. Мытье почему-то привело монарха в такой ужас, что он зарекся когда-либо принимать водные процедуры.
Кстати, именно Король-солнце считается родоначальником парфюмерной промышленности. Первоначальная задача знаменитой французской парфюмерии была одна - маскировать страшный смрад годами не мытого тела резкими и стойкими духами. Однажды он, проснувшись однажды утром в отвратительном настроении (а это случалось весьма нередко, ибо, как известно, Людовика нещадно жрали полчища постельных клопов, поколениями гнездившиеся в королевских перинах), повелел всем придворным выливать на себя духи чуть ли не ведрами. Речь идет об эдикте Людовика XIV, в котором говорилось, что при посещении двора следует не жалеть крепких духов, чтобы их аромат заглушал зловоние от тел и одежд.
Тела благородного сословия нередко в прямом смысле слова съедались шестилапыми созданиями. Так, например, папа Климент VII умер от чесотки (как и король Филипп II). Герцог Норфолкский отказывался мыться из религиозных убеждений и наконец его тело сплошь покрылось гнойниками. Тогда слуги, видимо, более здравомыслящие люди, чем их господин, дождались, когда его светлость вдребезги надерется крепким вином и еле-еле отмыли. История умалчивает, что сотворил герцог с ослушниками, с похмелюги увидев себя наутро чистым. Будем надеяться, что недолго мучались...
Нельзя сказать, что с насекомыми вообще не боролись. Во время обедов Людовика XIV в Версале и Лувре была должность пажа - королевского "блохолова". Состоятельные дамы, чтобы не разводить "зоопарк", носили шелковое нижнее белье, к которому блохи и вши не прилипают. С тех пор шелк стал считаться привилегией благородных, ибо стоил дорого. Народ попроще обходился палочками-чесалками или искал вшей друг у друга. Влюбленные трубадуры собирали с себя блох и пересаживали на даму, чтоб кровь смешалась в блохе. Кровати, представляющие собой рамы на точеных ножках, окруженные низкой решеткой и обязательно с балдахином служили вполне утилитарной цели - чтобы клопы и прочие симпатичные насекомые с потолка не сыпались и с пола не заползали. А вот для упрощения жизни хоть изредка знакомиться с такими вещами, как вода с мылом, никому и в голову даже не приходило.
Считается, что мебель из красного дерева стала столь популярна потому, что на ней не было видно клопов.Последователи святого Фомы Аквинского, даже наименее посвященные, готовы были превозносить его грязь и вшей, которых он носил на себе.
Ни в одном средневековом европейском жилище, будь то жалкая камышовая хижина последнего деревенского виллана или великолепный Лувр, в помине не существовало такого помещения, как туалет. Оно, в общем, и не требовалось. В ходу были обыкновенные ночные горшки, скромно именуемые "ночными вазами", содержимое которых просто и без затей выплескивалось из окон, а многие перебивались и без этого. Нужда зачастую справлялась где придется. Например, на парадной лестнице дворца или замка. Французский королевский двор периодически переезжал из замка в замок из-за того, что в старом буквально нечем было дышать. Как следует все промыть и прочистить, а так же оправляться в строго определенном месте, видимо, ума не хватало.
После того, как французский король Людовик IX (ХIII в.) был облит дерьмом из окна, жителям Парижа было разрешено удалять бытовые отходы через окно, лишь трижды предварительно крикнув: "Берегись!" С целью защиты головы в XV веке в моду вошли широкополые шляпы. Даже в королевских дворцах опорожнялись во дворе, на лестницах, на балконах. При необходимости гости, придворные и короли либо приседали на широкий подоконник у открытого окна, либо им приносили "ночные вазы", содержимое которых затем выливалось у задних дверей дворца. То же творилось и в Версале, например во время Людовика XIV, быт при котором хорошо известен благодаря мемуарам герцога де Сен-Симона. Придворные дамы Версальского дворца, прямо посреди разговора (а иногда даже и во время мессы в капелле или соборе), вставали и непринужденно так, в уголочке, справляли малую (и не очень) нужду. Какой-нибудь сиятельный граф во время официального приема мог преспокойно повернуться и пустить струю в камин. Король-Солнце, как и все остальные короли, разрешал придворным гадить в любых уголках Версаля. Что они и делали, не особо скрываясь.
Не имевшие канализации средневековые города Европы зато имели крепостную стену и оборонительный ров, заполненный водой, куда и сбрасывали все городские нечистоты. Во Франции зловонные кучи за городскими стенами разрастались до такой высоты, что стены приходилось надстраивать, как случилось в том же Париже - куча разрослась настолько, что стала переваливаться обратно, да и опасно это показалось - вдруг еще враг проникнет в город, забравшись на стену по куче экскрементов. Улицы утопали в грязи и дерьме настолько, что в распутицу не было никакой возможности по ним пройти. Нередко приходилось нанимать горожан с самой низшей ступени социальной лестницы для очистки мостовых от испражнений. Вы думаете, они вывозили сей приятный груз куда подальше? Ага, ждите! Тележки вывозились на городскую стену и там вываливались наружу.
Среднестатистический рыцарь напоминал типа из поговорки "без штанов, но в галстуке". Под сверкающим пышным доспехом скрывался натуральный бомж. Вот как, по данным современных археологов, он выглядел на рубеже XIV-XV вв: средний рост редко превышал полутора метра вместе со шляпой (население тогда вообще было низкорослым). Небритое и немытое лицо этого "красавца" было обезображено оспой (ею тогда в Европе болели практически все). Под рыцарским шлемом, в свалявшихся грязных волосах аристократа и в складках его одежды во множестве копошились вши и блохи. Изо рта рыцаря воняло, как из очка вокзального сортира (как он при этом ухитрялся целоваться не с одной "дамой сердца", остается загадкой. Впрочем, дамы тогда благоухали не лучше.) В походах они трескали все подряд, не особо заморачиваясь качеством пищи, запивая все это кислым пивом и закусывая чесноком - для дезинфекции. Что помогало мало, поэтому эпидемии дизентерии и прочих кишечных инфекций во время тех же Крестовых походов были обычным делом. Рыцарь сутками был закован в латы, которые он при всем своем желании не мог снять без посторонней помощи. Процедура надевания и снимания лат по времени занимала около часа, а иногда и дольше, представляя из себя настоящий праздник технической мысли. Поэтому ничего не оставалось, как опорожнять кишечник и мочевой пузырь внутрь лат не снимая железа.
Разведчикам армии сарацинского султана Саладина не составляло труда обнаруживать вроде бы тщательно замаскированные лагеря христиан. Те ломали голову, каким образом. Версии были различные - от предательства до колдовства. А ларчик-то просто открывался! Вокруг христианских военных лагерей висело такое амбре, что не в пример более чистоплотные мусульмане их спокойно обнаруживали, полагаясь всего лишь на свое обоняние.
Когда колумбовские мореманы завезли из Америки "дурную болезнь", она стремительно распространилась по Старому Свету. Что и неудивительно при тогдашнем уровне гигиены и половой культуры. Дело дошло до того, что на рубеже ХVII -XVIII веков сифилис стал законодателем мод. Одним из частых признаков вторичного сифилиса является так называемая алопеция, т. е. выпадение волос. И вот кавалеры, дабы показать дамам, что они вполне безопасны и ничем таким не страдают, стали отращивать длиннющие волосы и усы. Ну, а те, у кого это по каким-либо причинам не получалось, придумали парики, которые при достаточно большом количестве сифилитиков в высших слоях общества быстро вошли в моду и в Европе и в Северной Америке. Сократовские же лысины мудрецов перестали быть в почете до наших дней.
Чего удивительного в том, что в Европе периодически свирепствовали опустошительные эпидемии холеры, оспы, чумы, от которых вымирали целые города? В дикой и варварской России, ненормальные жители которой мылись непозволительно часто - два-три раза в месяц - тоже случались эпидемии, но, согласитесь, они никогда не приобретали масштабов континентальной катастрофы.
Когда в Америку пришли первые конкистадоры, они были удивлены непривычной чистотой и ухоженностью индейских городов. Действительно, индейцы были весьма чистоплотными, в их городах имелись акведуки-водопроводы и функционировала хитрая система канализации. Во время военных действий против индейцев эти сооружения нередко разрушались, а после окончания боев захватчики их не восстанавливали. Не из черствости души, нет, просто не видели в этом смысла. Да и не пристало нам, просвещенным христианам, жить так, как язычники-дикари, наверняка рассуждали те, и продолжали жить так, как в метрополии, т.е. зарастая дерьмом. И очень скоро индейские поселения превратились в сущие источники заразы...
Кстати, в Испании времен Торквемады за регулярное посещение бани можно было запросто угодить на костер. Дело в том, что тогда после окончания Мавританской войны проводилась жесткая политика насаждения католичества и вытеснения мусульманства. Среди мусульман зарастать грязью было великим грехом и они часто ходили в бани. Естественно, на истинного католика, решившего вдруг помыться, смотрели в лучшем случае подозрительно - он не скрытый мусульманин случаем?

Не будем строго осуждать людей той эпохи. Их нечистоплотность, как то странно не звучит, имеет вполне прозаические и объяснимые причины.
В холодной воде, особенно зимой, не покупаешься, если ты, конечно, не убежденный и тренированный морж. Топливом в то время служили только дрова, угля тогда или не добывали, или добывали мало, про нефть с газом, ясно, понятия не имели. Некогда непроходимые европейские чащи постепенно вырубили и к XII столетию стало ясно, что если вырубку продолжать теми же темпами, то Европа превратится в подобие сарацинских пустынь...
Именно тогда в Западной Европе были введены первые природоохранные законы. Они были поистине драконовскими, в духе той эпохи. В Германии бедолаге, пойманого при незаконной порубке, выпускали кишки и прибивали их гвоздем к срубленному дереву. Результат - дрова взлетели в цене до небес и стали доступны весьма и весьма немногим богатеям. Следовательно все, что требовало огня - освещение и обогрев помещений, горячая ванна, приготовление пищи - превратилось в роскошь для благородных. Рацион средневекового простолюдина был непритязательным - желуди, которыми не брезговала и знать, каштаны, молоко, сырые корнеплоды, овощи, различные мучные похлебки-"затирухи", по виду напоминающие клейстер. Что уж там говорить о мытье тела! Не до этого было! Благородные сословия, наверное, просто зачем-то поддались всеобщей моде на грязь и охотно ее подхватили.
Ведь недаром же говорят - с кем поведешься, от того и наберешься...
РУСлавянин нравится это.
Чтобы оставлять комментарии нужно авторизироваться